Путешествия

Антикварный Амстердам

Основные места силы амстердамской антикварной и винтажной сцены
Автор: Галерея Берсоантик. Дата: 10 ноября 2014, 9:57

Развал на Waterlooplein

Традиция устраивать блошиные рынки в Амстердаме коренится не столько в страсти голландцев к коллекционированию причудливых вещей, сколько в стремлении от них избавляться. Причину этому стоит искать в устройстве голландского дома, который, как правило, очень узок — в Харлеме можно отыскать несколько трехэтажных домиков с фасадами и вовсе длиной два-три метра. Даже новый яппи-район на острове Ява застроен по аналогичному принципу: узкие домики разных цветов плотно жмутся друг к другу, и развернуться в них можно разве что в высоту. Именно поэтому в Амстердаме до сих пор строят дома с балкой и крюком под коньком крыши — чтобы затаскивать мебель на этажи выше первого через окно. Нетрудно предположить, что при такой организации жилого пространства вещей в доме не может быть много, и чуть что — они оказываются на улице, а именно на стихийных фли-маркетах. К примеру, в King’s Day — национальный праздник в честь дня рождения короля Нидерландов (предыдущие 125 лет страной правили королевы, и праздник назывался Queen’s Day, но в прошлом году на престол взошел мужчина — Виллем-Александр) жители Амстердама раскладывают прямо перед своим домом все, что хотят продать.

На Ватерлоопляйн продают медную кухонную утварь за €3-5

Стихийные или сезонные рынки — только одна сторона дела. История барахолок Амстердама началась в 1780-х, когда в Еврейском квартале Йоденбюрт (Jodenbuurt) появилась первая торговая палатка. С тех пор за некоторыми местами в городе закрепился статус постоянных блошиных рынков. Среди них, например, площадь Ватерлоопляйн (Waterlooplein), некогда бывшая частью того же Еврейского квартала.

На Ватерлоопляйн находится старейшая барахолка Амстердама — ей около 120 лет. Местные старьевщики за недорого продают здесь то, что можно найти в избытке только в Нидерландах: длинные деревянные коньки на тесемках по двенадцать евро, медную кухонную утварь за три-пять евро, делфтский фарфор — тарелки и разного рода посуду — от тридцати евро, деревянные сигарницы, полузаржавевшие тяжелые вафельницы с длинными ручками (вафли — третье после сыра и селедки популярное национальное угощение). Антиквар Ларс, высокий широкоплечий детина с золотой цепью на груди и улыбкой в пол-лица, продает за €25 потертую лошадиную упряжь с зеркалом внутри — этакую миниатюрную навесную полку с зеркалом. На вопрос, откуда взялся этот рукодельный предмет, Ларс отвечает, что купил или выменял его где-то на улицах Амстердама во время King’s Day, который в этом году праздновали 27 апреля.

Старинные винные бутыли в оплетке из прутьев — Мечта винодела и просто собирателя красивых вещей

Магазин-склад, расположившийся в огромном ангаре, где выставляют на продажу ассортимент обанкротившихся магазинов. «Экспозиция» меняется здесь буквально каждую неделю, поэтому если вы что-то упорно ищете, сюда стоит наведаться несколько раз. От банкротства никто не застрахован, поэтому в Mevius торгуют всем подряд: старинной кухонной утварью — от подставки для зонтов с фарфоровой ручкой до кожаных мехов, китайскими хлопушками, советскими мотоциклами, мебелью семидесятых-восьмидесятых, швейными машинками «зингер», новехонькими глобусами, жестяными коробками из-под печенья, фотокамерами Clack и Bolex и тысячью других незаменимых вещей. В Mevius нередко появляются целые тиражи, к примеру, стеклянных бра причудливой формы или гигантских фужеров по метру в высоту. За такими вещами сюда заглядывают дизайнеры, декораторы и организаторы вечеринок — из списанных тиражных предметов, предназначенных для домашнего интерьера какого-нибудь средней руки буржуа, можно сконструировать целое клубное пространство или арт-объект для техно-хаус вечеринки.

«Мужской» компактный сервант с небольшими отделениями для графинов, стаканов и защелкивающимся ящиком для сигар более чем за €700 в «Антикцентруме»

«Здесь бывает очень много русских. Вчера, например, заходила дамочка из Москвы и купила у меня все гравюры», — рассказывает Аксель, молодой антиквар, который уже шесть лет работает в одной из лавок Antiekcentrum Amsterdam — крупнейшего крытого рынка антиквариата в Амстердаме. «Антикцентрум» занимает 1750 квадратных метров торгового пространства, и в нем очень легко заблудиться: дорожки зигзагами проходят между ослепительно освещенными стеклянными витринами с мелкими вещицами и упираются в полутемные комнатки, заставленные габаритным скарбом. В таком уголке работает Аксель. Один из любимых его предметов — изящный «мужской» сервант с небольшими отделениями для графинов и стаканов и крошечным ящичком на защелке для сигар. Он был изготовлен в Нидерландах в начале XX века и стоит немногим более 700 евро. В «Антикцентруме» прилавки арендуют пожилые господа, в основном коллекционеры, у каждого из которых своя страсть. Продают коллекцию часов и аксессуаров с Микки-Маусами, чучела животных — от лопоухого кролика до розового голубя, собрание крошечных декорированных маникюрных ножниц или подушечек-игольниц, старинные кафельные плитки с узором из мелких фигурок (такую отделку можно найти в кухнях голландских домов XVII—XVIII веков) или настенные керамические кофемолки по 60—70 евро — не редкость в голландском доме начала XX века. Подобных дотошно и любовно скомпонованных тематических коллекций в «Антикцентруме» представлено гораздо больше, чем неоднородных собраний «всего подряд». Но даже такие выглядят как сформированное целое, едва ли не поп-арт-инсталляция: пол и стены нескольких прилавков покрыты ровным слоем самых разных объектов — часов и часиков, рекламных плакатов и заржавленных вывесок, номеров квартир и автомобилей.

Склады мебельного секонд-хенда нередко напоминают инсталляции на биеннале современного искусства — к примеру, работу китайского художника Сонг Донга, которая состоит из сотни старых вещей, собранных и аккуратно рассортированных его бережливой матерью

Удивительно уютный — оттуда просто не хочется уходить — мебельный секонд-хенд с лучшими образцами модернистского дизайна. Он располагается в складских помещениях на северном берегу бухты Эй, недалеко от верфи NDSM, несколько лет назад преобразованной в творческий кластер. Добраться до Neef Louis можно от Центрального вокзала на пароме — единственном бесплатном общественном транспорте в Амстердаме.

Прежде чем рассказать о предметах модернистского дизайна, стоит разделаться с тем, что в магазине Neef Louis в общем второстепенно, хотя и не лишено красоты и фактуры. Это вещи ручной работы, как, например, массивные деревянные столы в кованом железе (один такой стоит около двух тысяч евро) и промышленная мебель вроде медицинских шкафчиков из металла (около тысячи евро), операционных ламп, гигантских фонарей (145 евро). В ангаре напротив Neef Louis расположился склад незатейливой мебели и аксессуаров для обустройства дома в стиле кантри — абажуры в больших цветах, застаренные или ярко раскрашенные посудные шкафы за 300—400 евро, тяжеловесные деревянные столы с ящиками за 700—800 евро, плетеные короба для бутылок.

В главном отделе Neef Louis преимущество остается за стульями датских и голландских дизайнеров-модернистов. Новые вещи здесь попадаются крайне редко, а особо ценные экземпляры, которые составляют частную коллекцию магазина, и вовсе не продаются, но могут быть отданы в аренду на неделю за 20% от стоимости предмета. К категории «not for sale» относятся, к примеру, стул датского дизайнера Арне Ховманда-Олсена из серии Four Chairs, выпущенной в 1959 году фирмой Mogens Kold, из тика, дуба, латуни и пластика или кресло Pelican 1950-х нидерландца Луи ван Теффелена, созданное им для компании Meve. Головокружение начинается, когда видишь на прилавке программные вещи Геррита Ритвельда — стулья Zig-Zag 1930-х и Steltman 1960-х, но на поверку оказывается, что это имитации ручной работы. Купить такие новоделы можно за 695 евро каждый. Safari chair 1933 года датского дизайнера Кааре Клинта, судя по цене 395 евро, наверняка тоже копия, хотя и не новая.

В отличие от большинства барахолок, дела в Neef Louis ведут люди, которые хорошо разбираются в том, что продают. Предпочтения магазина легко читаются — это сочетание индустриального холода и тепла дерева — точь-в-точь как в стуле компании Rowac Роберта Вагнера из дерева и стали времен Баухауса или в аскетичном кресле из зеленой стали с деревянным сиденьем, созданном голландским архитектором Германом Фридрихом Мертенсом в 1930-е годы для интерьера голландской церкви.

Автор: Ольга Рябухина
Публикация из журнала «Антиква»


Галерея «БерсоАнтик» принимает на комиссию и покупает предметы антиквариата!
Услуги декоратора
Услуги декоратора

Галерея Bersoantik обладает большой базой декораторов. Совершенно безвозмездно, даром, готовы поделиться ею с Вами. Вы решили оформить свой интерьер и не знаете к кому обратиться? Мы к вашим услугам.!